Центр Диалог
ВОТиЗ

Владимирская областная общественная организация общества трезвости и здоровья, культурно-оздоровительный центр ДИАЛОГ

Адрес:
г. Владимир
ул. Тракторная
д. 43 (45)
(поликлиника
ВТЗ, 1-й этаж)
телефон:
(4922)36-17-10

Рассказать о нас в социальных сетях:

Об излечимости алкоголизма (Разбор мнений)

Оглавление:

О лозунге «Излечение — за один сеанс»

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ
МАТЕРИАЛЫ
САЙТА

МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ,
НЕ ПРАКТИКУЮЩИЕСЯ
В ЦЕНТРЕ ДИАЛОГ:

Это лозунг из рекламы многих центров, занимающихся кодированием по Довженко и химическим кодированием. Я считаю, что фраза «излечение — за один сеанс» принесла немало вреда самим центрам лечения по Довженко. Действительно, чаще всего после сеанса лечения по Довженко больной перестает пить и может не пить всю оставшуюся жизнь. Напрашивается вывод, что исцеление произошло за один сеанс, который обычно длится 2-3 часа. Ведь если больной после сеанса не пьет и не обращается к врачу — значит он вроде бы уже и здоров. Однако, с точки зрения самого пациента, все гораздо сложнее. Определить, что такое «момент исцеления», а что такое «момент полного исцеления» так же сложно, как объять необъятное.

Я в свое время лечился по Довженко, можно сказать, на себе что испытал этот метод. По моим ощущениям, сеанс кодирования — только важный шаг к излечению. Из-за лозунга «излечение — за один сеанс» возникает иллюзия, что раз  кодировался, то уже совсем здоров и ничего не надо предпринимать. На самом деле, если после кодирования не работать над собой и не соблюдать указания врача, то все может кончиться печально, о чем врач предупреждает на сеансе. Подробнее — на страничке о кодировании по Довженко.

Я знаю на себе, что код только ослабляет, желание выпить. Если кодирование полностью подавило у Вас желание выпивать, то можно считать, что Вам сильно повезло. Еще хуже то, что после кодирования приходится преодолевать не только ослабленное желание выпить, но и саму привычку выпивать; а еще ведь приходится разрывать отношения с «друзьями» — собутыльниками, преодолевать алкогольное мышление, сформировавшееся за годы пьянства. Приходится привыкать идти после работы домой, а не в рюмочную, куда ноги сами несут по привычке. Сеанс лечения по Довженко — это как второе рождение. После него приходится учиться жить заново. Если не лечиться (не кодироваться), то самому преодолеть это всё безумно сложно, но пролеченному по Довженко пройти этот путь гораздо проще. В большинстве случаев он может даже не обращаться к препарату пропротен-100, хотя этот препарат в период реабилитации полностью игнорировать не стоит. Нельзя сказать, что трудностей процесса реабилитации не остается, но они существенно ослабляются. Важно то, что после сеанса кодирования пациент получает реальную уникальную возможность САМОСТОЯТЕЛЬНО преодолеть трудности периода реабилитации и обойтись без помощи врачей. А то, что сделал САМ, больше ценишь.

Я считаю, что словосочетание «излечение — за один сеанс» является не очень разумным рекламным ходом, который может привести и приводит к недоверию и нелепым недоразумениям. Так подрывается доверие к хорошему методу лечения алкогллизма, причем не только у пациентов, но иногда даже у врачей. Главный врач городской наркологической больницы Нижнего Новгорода Андрей Альбертович Федоров на вопрос, возможно ли лечение за один сеанс, отвечал: «Мировое врачебное сообщество наркологов оценивает подобные методы как чистой воды шарлатанство и аферизм». Под словосочетанием «лечение за один сеанс» понимается наверняка именно метод Довженко. Подробнее об этом на нашем сайте на страничке «Мифы о кодировании».

Люди вправе с подозрением относиться к обещаниям решить их проблемы одним махом сразу и навсегда. Обычно такие обещания воспринимаются как шарлатанство и аферизм, или как мышеловка, приправленная бесплатным сыром. Россиянам после почти поголовного ограбления их «финансовыми пирамидами» типа «МММ» и «РДС» (Русский дом «Селенга», если кто забыл) привит своего рода условный рефлекс. Лозунг «излечение — за один сеанс» чисто рефлекторно вызывает негативную реакцию. Закономерная и предсказуемая реакция. Обжегшись на молоке, дуют на воду. С тех пор у нас многим повсюду мерещатся пирамиды, даже в методе Довженко. Я сам, лично и успешно, два раза кодировался в центре «ДАР» в Москве и в центре «Диалог» во Владимире, и не нашел ничего похожего ни на «пирамиду», ни на сетевой маркетинг. Даже намеков на это не было.

Я считаю, что одним сеансом излечение не заканчивается. Кодирование — только шаг к выздоровлению, и даже не первый шаг, а полное выздоровление приходит только лет через 8-10 после сеанса.

Полное выздоровление наступает только через 8-10 лет трезвости

На самом деле определиться в вопросе об излечимости алкоголизма достаточно сложно. Вот как считают врачи московской клиники «Преображение»:

«Излечим ли алкоголизм?

И да, и нет. "Нет" — том аспекте, что возобновить "культурную выпивку" невозможно будет никогда. Обменные процессы головного мозга нарушены, и нормальная реакция на алкоголь не восстановится никогда. Любое употребление спиртного неминуемо приведет к срыву, сразу или некоторое время спустя. Если возникли обменные нарушения, считайте, что ваша бочка или цистерна выпита. Даже многолетнее воздержание не позволяет рассчитывать на то, что "организм очистился" и вы сможете культурно выпивать.

"Да" — в том смысле, что даже при тяжелом алкоголизме возможно полное и сколь угодно длительное воздержание от алкоголя. Человек — это не только физическое тело. А его психика не состоит только из того, что привнесла болезнь, а содержит незадействованные ресурсы. Человеку присущи нравственные высшие чувства — любовь, стремление к красоте и гармонии. Проделав длительную и трудную работу над собой …, развиваясь психологически и духовно, человек способен изменить своё отношение к алкоголю и навсегда отказаться от него. Но речь, само собой разумеется, может идти только об абсолютной трезвости. "Пить или не пить" — третьего варианта алкоголизм не оставляет. При собственной непреклонной решимости с врачебной помощью даже очень тяжелые больные могут добиться удивительных результатов».

Московский врач-нарколог А.В. Мельников на сайте alcoholism.ru пишет об излечимости более конкретно:

«Не удивляйтесь, по-настоящему ценить и беречь трезвость большинство бывших алкоголиков начинают лишь когда проживут 8 – 10 "сухих" лет. Только тогда можно будет говорить о выздоровлении, никак не раньше». Лично я принимаю именно его взгляд, как конкретный и исключающий двойственность и колебания типа «излечим - неизлечим».

Есть мнение, что у мужчин после прекращения употребления алкоголя через 7-10 лет (за это время происходит обновление всех клеток организма) есть большой шанс стать отцом сравнительно здорового ребенка. Если к тому времени возраст еще позволяет. Совпадение сроков здесь по-видимому не случайно. Так что, молодые любители Бахуса, поторопитесь завязать, пока не поздно! Женщинам в этом повезло гораздо меньше. Их половые клетки зарождаются при рождении девочки и не заменяются на протяжении всей жизни. Пьющая женщина уже не сможет родить здорового ребенка никогда. Отсюда, наверное, и предположение, что женский алкоголизм неизлечим, в отличие от мужского. Но речь-то здесь идет только о половой системе, а не обо всем организме. Остальные клетки женского организма ведут себя так же (или почти так же), как у мужчин и, следовательно, алкоголизм излечим. Даже женский.

Критика взгляда о неизлечимости алкоголизма

Многие считают алкоголизм неизлечимой болезнью на том основании, что после того, как алкоголик бросит пить, стоит ему выпить минимальную дозу алкоголя (стакан пива), он на следующий день уже не сможет отказаться от алкоголя и начнет пить снова. То есть он «не может пить как все». «Пить КАК ВСЕ« — нелепое выражение. Нельзя равнять ВСЕХ под одну гребенку. Есть вполне здоровые люди, которые не пьют совсем. Просто не нравится им это, и не хотят впускать в свою жизнь те или иные наркотики, то бишь химические допинги. Есть немалое количество людей, считающих себя успешными и полноценными и без притрагивания к рюмке. На жизненном пути любого из нас, если вдуматься, полно настоящих, а не мнимых радостей, увлечений, планов, задумок, устремлений в будущее и удовольствий, тем более что алкоголь не более чем психостимулятор, который нередко вызывает сильнейшую зависимость. (Думаю, не стОит в тысячный раз упоминать о проблемах со здоровьем и утрате интереса ко всему, что не будет связано с «рюмашкой», если «влипнешь» в зависимость; о том, что можно лишиться семьи, уважения у собственных матерей, детей, внуков и знакомых; о перечёркнутой карьере и прочая и прочая, если не найдутся силы противостоять такой «безобидной» привычке. Упоминаю об этом как об объективной истине.) И хорошо, что не все, далеко не все «человеки» приемлют такие допинги-психостимуляторы, как алкоголь. Многие сознательно уходят от таких сомнительных химических воздействий на мозг. Если угодно, многим всё это «по жизни не требуется», т.к. предпочитатют смотреть на все радости и трудности сквозь призму трезвости. А почему бы и нет?

Есть ещё и такая крайность. Если доверять мнению Анонимных Алкоголиков (АА), алкоголизм есть неизлечимое прогрессирующее заболевание. Они считают, что если человек давно бросил пить и много лет живет в трезвости, он все равно остается больным, потому что выпивать «в меру» не может.

Для таких случаев АА пользуются термином «выздоравливающий алкоголик». Иначе говоря, в их представлении выздоравливать можно всю жизнь, но окончательно выздороветь нельзя. Если ты не пьешь лет эдак 20, ты все равно «остаешься больным».

«Признание своего бессилия перед алкоголем — это первый шаг к освобождению» — так написано в их программе 12 шагов. Публичное раскаяние и признание членом общества АА того факта, что он алкоголик — это одна из основ их метода. А ведь публичное раскаяние воспринимается большинством наших соотечественников как позор, как что-то вроде публичной само-порки. Ощущение, которое оставалось после партийных или комсомольских собраний-прочесываний и собраний-раскаиваний, пока что на памяти у большинства из нас. Не скажу, что установка на моральный мазохизм и на болезнь у всех поголовно может привести к сознанию собственной неполноценности и даже к комплексу Паниковского — «Я бедный больной, меня девушки не любят». Но то, что болезненная жалость к себе никому еще не была полезна, в этом я уверен.

Московский врач-нарколог А.В. Мельников на сайте alcoholism.ru пишет следующее:

«Удивительно, но многие врачи-наркологи имеют аналогичную точку зрения: алкоголизм неизлечим, потому что алкоголик никогда не сможет употреблять умеренно.

Получается такая картина: употреблять алкоголь у нас считается нормально, а жить трезво — нет. Отсюда вполне объяснимо чувство неполноценности, которое нередко испытывают после лечения бывшие алкоголики. Раз не выпиваешь — значит больной. И если даже врачи имеют двойственное отношение к алкоголю, то что говорить об остальных.

На самом же деле в цивилизованном обществе нормой должен быть здоровый образ жизни, а употребление алкоголя, являющегося наркотиком, — отклонением от нормы. Только при таком подходе ситуация может измениться к лучшему.

Начните с утверждения здорового образа жизни в своей семье. Если, например, ваш муж бросил пить, то присоединитесь к его трезвенничеству. Полностью откажитесь от спиртного, даже если вы и раньше употребляли лишь символически. Сделайте так, чтобы в вашей семье нормой было жить без алкоголя. Этим вы заложите здоровое начало в ваши отношения с мужем и подадите достойный пример своим детям.

Алкоголизм конечно же излечим. Бросай пить и излечишься! Джорж Буш-младший бросил пить и стал президентом. Американцы больного человека президентом не изберут».

Однако, вернемся к АА. Действительно, алкоголику, бросающему пить, очень важно осознать себя алкоголиком, а сознание неизлечимости для АА имеет, как ни странно, терапевтический эффект. Оно помогает им удерживаться от алкоголя. Больной — значит пить нельзя. А общение в группе помогает им победить болезнь. Вместе с бедой справиться легче, чем одному.

Интересно, что часто АА, даже принимая лично для себя тезис о неизлечимости алкоголизма, то ли сомневаются в этом, то ли комплексуют из-за этого. Даже лозунгом их форума являлась фраза «Общение — часть выздоровления!» Как-то нелепо выглядят одновременно два взаимоисключающих мнения у одного человека: уверенность в неизлечимости своей болезни и вера в выздоровление, не правда ли? Хотя, если это кому-то помогает выздороветь, то дай бог.

Поговорим о более отвлеченных вещах. Бывает, один-единственный укол героина вызывает наркоманию. Редко, но бывает, когда после первого приема алкоголя человек сразу впадает в 1-ю стадию алкоголизма. Чукчи и эскимосы тоже не могут «ПИТЬ, КАК ВСЕ», то-есть как 80% русских. Они предрасположены к быстрому развитию алкогольной зависимости, но это никак не значит, что они с пеленок больны. А те, кто называют алкоголизм неизлечимой болезнью из-за того, что бывший алкоголик никогда уже не сможет «ПИТЬ, КАК ВСЕ», пускай тогда и считают С ДЕТСТВА алкоголиками и чукчей, и эскимосов, и еще всех подверженных алкоголизму, которых у нас 20% населения. Так будет логично.

Я, администратор этого сайта, — бывший алкоголик. Я совсем не пью давно, с 2000 года, и знаю, что если я выпью хотя бы стакан пива, алкоголизм ко мне вернется (восстанет из гроба и опять начнет меня мучить). Такой опыт у меня был в 1999 году, в период между первым кодированием и вторым. Не хочу его повторять. Я считаю, что сейчас это у меня уже не болезнь, а последствия перенесенной болезни — алкоголизма. У перенесших травму тоже остаются последствия. Они могут считать себя здоровыми, но вынуждены оберегать место, которое было когда-то травмировано.

То, что мне нельзя пить — это НЕ ПРИЗНАК ЗАБОЛЕВАНИЯ, А ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЕ. Это многократно усилившаяся предрасположенность к болезни. Такое приобретенное свойство моего организма нисколько не мешает мне.

Не следует считать больным человека только за то, что он не пьет. Не в «культурном питии» состоит отличие человека от остальных животных. Если бы это было так, то человек назывался бы не Homo Sapiens, а Homo Alcoholicus.

Лично я больным себя не ощущаю.

У меня полностью пропало желание выпить.

Не хочу и не буду пить ничего крепче кефира.

Пока я не пью, у меня отсутствует алкогольная зависимость.

Пока я не пью, я здоров.

И если я не буду пить и дальше, то на всю оставшуюся жизнь я останусь здоровеньким.

То, что пить мне нельзя, не значит, что я болен.

«Культурно пьющие» — вот они действительно больны. Особенно по утрам.

Андрей Павлов, 2006‒2015

Наверх